Рёфу Хосен - Лу Бу\Люй Бу - Ракуё - Прототипы - Каталог статей - IkkiTousen - Школьные войны
Вторник, 08 Ноя 11, 03:36
Логин:
Пароль:
Наньо [13]
Сейто [8]
Ракуё [3]
Кёсё [13]
Остальные [4]
купить теплицу в нижнем новгороде [4]
отделка помещений - все подробности у нас [4]
-->
» Прототипы » Ракуё

Рёфу Хосен - Лу Бу\Люй Бу

Величайший воин эпохи Троецарствия.

Поистине, Люй Бу - первый среди людей, а Красный заяц - первый среди коней!

Превосходный наездник и стрелок из лука. Талантами стратега не блистал.
Находился на службе у Дин Юаня, выступившего против Дун Чжо, который пытался заменить императора:

Не успел Дун Чжо ответить, как Люй Бу, горя желанием сразиться, помчался прямо на него. Дун Чжо обратился в бегство. Под натиском войск Дин Юаня воины Дун Чжо отступили на тридцать ли и расположились лагерем.
Дун Чжо созвал военачальников на совет. – По-моему, Люй Бу необыкновенный человек, – сказал он. – Вот если бы мне удалось привлечь его на свою сторону, я был бы спокоен за Поднебесную!
Тут к шатру приблизился какой-то человек и обнадежил его:
– Мы с Люй Бу земляки. Я знаю его: он храбр, но не умен, гонится за выгодой и забывает о долге. Мне кажется, я сумею уговорить его перейти к вам.

Подарив Лу Бу коня, Красного Зайца, Дун Чжо сумел склонить его на свою сторону:

– Я – чжун-лан-цзян в отряде Тигров, – ответил Ли Су. – Узнав о том, что вы ярый приверженец династии, я возликовал сердцем. У меня есть необыкновенный конь, который за день пробегает тысячу ли, скачет через реки и горы, словно по ровному месту. Зовут его – Красный заяц. Я дарю его вам, мой дорогой брат, – он будет подстать вашей доблести.
Люй Бу пожелал взглянуть на такое чудо. Конь и в самом деле был великолепен. Весь красный, как пылающие угли, длиной от головы до хвоста в один чжан, высотой – от копыт до гривы в восемь чи. Его могучее ржанье достигало, казалось, до самых небес и проникало до дна моря.
Потомки сложили стихи, восхваляющие этого коня:
Он огненно-красным драконом, слетевшим с заоблачной выси,
Летит, обрывая поводья и губы кровавя уздой.
Он тысячи ли пролетает, взбираясь на горные кручи,
Преодолевая потоки, туман рассекая седой.

Ли Су уговорил Лу Бу убить своего приёмного отца Дин Юаня и перейти на сторону Дун Чжо:

– Дорогой брат, – заговорил Ли Су. – Мы с вами видимся редко, но зато я часто встречаю вашего уважаемого батюшку.
– Что с вами, брат мой? Вы пьяны? – удивился Люй Бу. – Мой батюшка уже много лет назад покинул сей мир. Как же вы могли видеться с ним?
– Неправда! – с хохотом возразил Ли Су. – Я только сегодня беседовал с Дин Юанем!
Люй Бу вздрогнул и мрачно произнес:
– Я нахожусь у Дин Юаня потому, что не могу найти ничего лучшего.
– Мой дорогой брат, – воскликнул Ли Су, – ваши таланты выше неба и глубже моря! Кто в Поднебесной не восхищается вашим славным именем? Вас ждут богатство и почести! А вы говорите, что вынуждены оставаться в подчинении у других!
– Жаль, что я не встретил более достойного покровителя! – воскликнул Люй Бу.
Ли Су, улыбаясь, сказал:
– Умная птица выбирает себе дерево, на котором вьет гнездо, а мудрый слуга избирает себе достойного господина. Благоприятный случай никогда не приходит слишком рано, раскаяние всегда приходит поздно.
– Вы, брат мой, служите при дворе, – сказал Люй Бу. – Кто, по-вашему, может считаться героем нашего века?
– По-моему, из всех сановников, которых я знаю, ни одному не сравниться с Дун Чжо, – сказал Ли Су. – Дун Чжо – человек мудрый, вежливый и ученый. Он знает, когда надо награждать и когда наказывать. В конце концов он совершит великое дело!
– Хотел бы я служить ему, но не нахожу к этому пути, – заметил Люй Бу.
Тут Ли Су преподнес ему золото, жемчуг и яшмовый пояс.
– Что это значит? – заволновался Люй Бу.
– Это значит, – сказал Ли Су, приказав сначала отослать слуг, – что Дун Чжо давно уважает вас за вашу доблесть и поручил мне преподнести вам эти дары. Красный заяц – тоже его подарок.
– Чем же я могу отблагодарить его за столь глубокое расположение ко мне?
– Уж если такой бездарный человек, как я, мог стать военачальником отряда Тигров, так невозможно описать, какие почести ожидают вас!
– К сожалению, я не могу оказать ему такие услуги, чтобы удостоиться чести предстать перед ним, – заметил Люй Бу.
– Есть одна услуга, которую вы можете ему легко оказать, – подхватил Ли Су, – но не знаю, согласитесь ли вы.
– Если бы я убил Дин Юаня и привел его войска на сторону Дун Чжо? – спросил Люй Бу.
– Если вы действительно сделаете это, то большей услуги и быть не может. Но действуйте без промедления.

Во время войны коалиции против Дун Чжо, Лу Бу защищал перевал Хулао и бился с тремя братьями:

Правитель округа Хэнэй Ван Куан подошел к перевалу первым. Навстречу ему выступил Люй Бу с тремя тысячами закованных в броню всадников. Когда Ван Куан построил свои войска в боевой порядок и сам занял место под знаменем, он увидел выехавшего вперед Люй Бу. На голове у него была шапка, шитая золотом и украшенная тремя пучками перьев; одет он был в расшитый цветами халат из красного сычуаньского шелка, перехваченный в талии поясом с пряжкой в виде львиной головы. Пояс соединял изукрашенные резьбой латы. Лук и колчан со стрелами висели у него за спиной. С двухсторонней алебардой в руках восседал он на своем быстром, как ветер, коне Красный заяц.
Поистине, Люй Бу - первый среди людей, а Красный заяц - первый среди коней!
- Кто осмелится сразиться с ним? - обернувшись, спросил Ван Куан.
Склонив копье и припустив коня, выехал знаменитый воин Фан Юэ. Всадники помчались друг на друга. На пятой схватке Люй Бу сразил Фан Юэ, и тот рухнул с коня. Люй Бу с алебардой наперевес бросился вперед. Воины Ван Куана обратились в бегство. Люй Бу рубил направо и налево, словно не встречая никакого сопротивления. К счастью, на помощь Ван Куану подоспели армии Цзяо Мао и Юань И; Люй Бу пришлось отступить. Князья, понеся значительные потери, также отступили на тридцать ли и разбили лагерь. Вскоре подошли пять остальных армий. На военном совете говорили потом, что нет воина, равного Люй Бу.
Как раз в это время войско Люй Бу с развевающимися знаменами ринулось в бой. Военачальник бэйхайского правителя Кун Юна по имени У Ань-го, вооруженный железной булавой, вступил в бой с Люй Бу. На десятой схватке Люй Бу ударом алебарды отрубил У Ань-го кисть руки. Тот выронил булаву и бежал. Все войска вышли ему на помощь, и Люй Бу снова отступил. Князья, возвратившись в лагерь, собрались на совет.
- Люй Бу великий герой, - сказал Цао Цао. - Никто не может противостоять ему. Надо собрать всех восемнадцать князей и обдумать наилучший план действий. Если захватить Люй Бу, то с Дун Чжо покончить нетрудно.
Пока они совещались, воины доложили, что Люй Бу опять вызывает кого-нибудь на бой. Теперь сам Гунсунь Цзань, размахивая копьем, выступил против Люй Бу. После нескольких схваток Гунсунь Цзань повернул коня и бежал. Люй Бу помчался за ним. Конь его, который за день мог пробежать тысячу ли, летел, как ветер. Казалось, он вот-вот настигнет Гунсунь Цзаня. Люй Бу уже поднял алебарду, собираясь вонзить ее в сердце своего врага. Но в эту минуту сбоку подскакал всадник с налитыми кровью глазами и развевающейся бородой. Наклонив свое длинное, в восемнадцать чи, копье с острием наподобие змеиного жала, он грозно кричал:
- Стой, трижды презренный раб! Яньский Чжан Фэй перед тобой!
Услышав эти слова, Люй Бу оставил Гунсунь Цзаня и вступил в бой с Чжан Фэем. Тот сражался ожесточенно, но более двадцати схваток не решили исхода поединка. Видя это, Гуань Юй вскочил на коня и, размахивая своим тяжелым, кривым, как лунный серп, мечом Черного дракона, налетел на Люй Бу с другой стороны. Всадники схватывались несколько десятков раз, но одолеть Люй Бу было невозможно. Тогда Лю Бэй, выхватив свой обоюдоострый меч, на коне с развевающейся гривой, тоже бросился в бой. Все трое окружили Люй Бу, и тот, вертясь как волчок, сражался сразу с тремя. Воины восьми армий оцепенели от этого зрелища.
Люй Бу почувствовал, что слабеет. Глядя Лю Бэю в лицо, он сделал выпад. Лю Бэй шарахнулся в сторону, а Люй Бу вихрем пронесся мимо и вырвался на свободу. Лю Бэй, Гуань Юй и Чжан Фэй гнались за ним до самого перевала.
У древних писателей есть описание этой битвы:

При Хуань-ди и Лин-ди династии участь решилась.
Светило дневное зашло, и луч предвечерний померк.
Лю Се был мечтатель и трус со слабой и робкой душою,
И вероломный Дун Чжо правителя юного сверг.
Но вот Цао Цао, восстав, призыв обратил к Поднебесной,
Взялись за оружье князья, собрали несметную рать.
С них клятву великую взял, возглавив союз, Юань Шао,
И правящий дом сохранить, и мир в стране поддержать.
Кто может сравниться с Люй Бу, известным во всей Поднебесной?
Отважен, талантлив, красив - везде вам расскажут о том.
Чешуйчатый панцырь на нем, похожий на кожу дракона,
Сверкающий шлем золотой увенчан фазаньим хвостом.
Сверх панциря шитый халат, как феникс, раскинувший крылья,
И пояс в камнях дорогих, застегнутый пряжкой литой.
Когда он летит на коне, вокруг поднимается ветер,
И алебарда блестит прозрачной осенней водой.
С любым он сразиться готов, но кто ему выйдет навстречу?
Притихли от страха бойцы, и сердце дрожит у князей.
Вдруг смело выходит Чжан Фэй, известнейший воин из Яня,
Копье у него с острием, как жало холодное змей.
Его борода и усы, топорщась, взлетают по ветру,
Пылает в нем ярости жар, и молнии мечут глаза.
Он в битве не победил и не потерпел пораженья,
И вдруг Гуань Юй прилетел на помощь ему, как гроза.
В руках его кованый меч сияет как иней на солнце.
Халат в попугаях цветных взвивается, как мотылек.
Где конь его ступит ногой, там духи и демоны стонут,
И гнев его мог остудить лишь вражеской крови поток.
С ним вышел отважный Лю Бэй, он меч обнажил свой двуострый,
Под ним закачалась земля и дрогнуло небо над ним.
Они окружили Люй Бу, и тут началось ратоборство.
Без отдыха он отражал удары один за другим.
От крика и стука мечей дрожали земля и небо,
И в мелком ознобе тряслись созвездья Тельца и Ковша.
Уже обессилел Люй Бу, он выхода ищет из битвы,
Он смотрит с тревогой вокруг, бледнея и хрипло дыша.
Последние силы призвав, он вдруг повернул алебарду
И, словно сухую траву, врагов по земле разметал;
И, к шее коня наклонясь, хлестнул его, бросил поводья
И духом одним, как стрела, взметнулся на перевал.

Сопровождал Дун Чжо в Чанань после поджёга Лояна. Разбил Цао Цао, когда тот попытался преследовать Дун Чжо. Ван Юнь с помощью Дяо Шань посеял вражду между Дун Чжо и Лу Бу. Дун Чжо даже бросил в Лу Бу алебарду. Вместе с Ван Юнем Лу Бу устроил заговор против Дун Чжо и убил его. Однако вскоре его армия была разбита генералами Дун Чжо, которые нападали на том участке сражения где не было Лу Бу, а там где был Лу Бу – отступали.
Бежал из Чанани. Некоторое время скитался. Послужил нескольким хозяевам, успел повоевать чуть ли не с половиной Китая. Его принял к себе Лю Бэй. Воспользовавшись отсутствием Лю Бэя и пьянкой Чжан Фэя, который к тому же возбудил против себя недовольство населения, Лу Бу захватил область. По возвращении Лю Бэя притворно предложил отдать область обратно, но Лю Бэй отказался.
Во время войны Юань Шу и Лю Бэя Лу Бу спас последнего, расчитывая на него в будущем:

Гуань Юй и Чжан Фэй отговаривали Лю Бэя от этой поездки, опасаясь за жизнь старшего брата.
– Я ведь неплохо относился к Люй Бу, и он не станет вредить мне, – сказал Лю Бэй братьям и поехал. Гуань Юй и Чжан Фэй последовали за ним.
Когда они прибыли, Люй Бу сказал Лю Бэю:
– Сегодня я избавлю вас от опасности, – обещайте мне, что вы не забудете этого.
Лю Бэй обещал. Люй Бу предложил ему сесть, а Гуань Юй и Чжан Фэй, опираясь на мечи, стали позади. В это время доложили о прибытии Цзи Лина. Встревоженный Лю Бэй хотел было скрыться, но Люй Бу успокоил его:
– Я пригласил вас обоих для переговоров, не истолкуйте это превратно.
Лю Бэй, не зная его истинных намерений, никак не мог успокоиться. Вскоре вошел Цзи Лин. Увидев Лю Бэя, сидящего в шатре, он тут же хотел удалиться, но окружающие помешали этому. Люй Бу втащил его в шатер, как младенца.
– Вы хотите убить меня? – спрашивал Цзи Лин у Люй Бу.
– Нет.
– Значит, вы собираетесь убить этого Большеухого?
– Тоже нет.
– Тогда что все это значит?
– Вы напали на Лю Бэя, а я пришел спасти его, ибо мы с ним братья, – сказал Люй Бу.
– Если так, убейте меня!
– В этом нет никакого смысла. Я никогда не любил ссор, я люблю творить мир. И теперь хочу прекратить вражду между вами.
– Позвольте спросить, каким образом вы собираетесь добиться этого? – осведомился Цзи Лин.
– У меня есть способ, указанный мне самим небом.
Лю Бэй и Цзи Лин насторожились. Люй Бу уселся в середине шатра, посадив Цзи Лина по левую сторону, а Лю Бэя по правую, и велел начинать пир. Когда вино обошло несколько кругов, Люй Бу сказал:
– Я хотел бы, чтобы вы из уважения ко мне прекратили войну.
Лю Бэй промолчал.
– Но ведь я получил повеление своего господина поднять стотысячное войско и схватить Лю Бэя, – возразил Цзи Лин. – Как же я могу прекратить войну?
Такое заявление привело в ярость Чжан Фэя.
– У нас хоть и небольшое войско, но мы смотрим на тебя, как на детскую игрушку! Что ты в сравнении с бесчисленным множеством Желтых! И ты еще смеешь грубить моему старшему брату!
– Сначала послушаем, что предложит Люй Бу; мы и потом успеем вернуться в лагерь и вступить в бой, – сказал Гуань Юй.
– Еще раз прошу вас прекратить войну, – настаивал Люй Бу. – Я не могу допустить, чтобы вы дрались.
Цзи Лин явно был недоволен этим, а Чжан Фэй так и рвался в бой. Люй Бу разгневался и приказал принести алебарду. Цзи Лин и Лю Бэй побледнели.
– Я еще раз предлагаю вам не воевать, – таково веление неба.
Люй Бу приказал приближенным воткнуть алебарду за воротами лагеря и обратился к Цзи Лину и Лю Бэю с такими словами:
– Отсюда до ворот сто пятьдесят шагов. Если я попаду стрелой в среднее острие алебарды, вы прекращаете войну! Если же я не попаду, возвращайтесь к себе и готовьтесь к битве. Не вздумайте противиться тому, что я сказал!
«Алебарда в ста пятидесяти шагах, – подумал Цзи Лин. – Как в нее попасть? Если я соглашусь на его условие и он не попадет, я смогу вступить в бой».
Цзи Лин согласился. Лю Бэй тоже не возражал. Люй Бу сделал всем знак сесть. Выпили еще по кубку вина, и затем Люй Бу приказал подать лук и стрелы.
«Только бы он попал!» – молился в душе Лю Бэй. Он видел, как Люй Бу закатал рукава своего халата, наложил стрелу и натянул тетиву до отказа. Хоп! Лук изогнулся, словно осенний месяц, плывущий по небу, стрела взвилась подобно звезде, падающей на землю, и точно вонзилась в цель. Военачальники и воины, находившиеся возле шатра, закричали от восторга, а потомки сложили об этом такие стихи:
Когда-то Хоу И подвело заходящее солнце,
И в битве с Ю Цзи он в помощь призвал Юань Чжи.
Люй Бу был стрелок, какого не сыщешь на свете,
Он выстрелил раз – и уже примирились мужи.
Едва тетива из тигровой жилы запела,
Орлиным пером оперенная взмыла стрела,
Качнулся бунчук – пробило насквозь алебарду,
И мощная рать боевые доспехи сняла.

После череды союзов и войн был разбит совместными действиями Цао Цао и Лю Бэя, из-за того, что не слушал своего советника Чэнь Гуна (Тинкью), да и пил немало. Вргам помогло и предательство людей Лу Бу, которые похитили Красного зайца, а затем:

Войска Цао Цао, заметив на башне белый флаг, ринулись к городу. Люй Бу пришлось самому с рассвета до полудня отражать натиск. Затем войска Цао Цао отступили.
Люй Бу отдыхал на башне и незаметно заснул, сидя в своем кресле. Сун Сянь, отослав его приближенных, похитил у него алебарду и вместе с Вэй Сюем связал спящего веревками. Очнувшись от сна, Люй Бу стал звать своих людей, но они были либо перебиты, либо разбежались. Над воротами был поднят белый флаг.

Попытался пойти служить Цао Цао и напомнить Лю Бэю о спасённой жизни, но был казнён:

Когда Цао Цао вслед за Чэнь Гуном спустился с башни, Люй Бу обернулся к Лю Бэю:
– Вы сидите здесь, как почетный гость, а я связанным брошен у ступеней. Не можете ли вы замолвить словечко, чтобы ко мне были более снисходительны?
Лю Бэй покачал головой. Вскоре вернулся Цао Цао.
– Я был главной причиной вашего беспокойства, – обратился к нему Люй Бу. – Я покоряюсь вам. Вы великий полководец, и если вы сделаете меня своим помощником, мы без труда завоюем Поднебесную.
– Каково! – Цао Цао повернулся к Лю Бэю.
– А разве вы забыли о Дин Юане и Дун Чжо? – усмехнулся Лю Бэй.
– Вот уж кому никак нельзя доверять! – воскликнул Люй Бу, глядя на Лю Бэя.
Цао Цао велел увести пленника с башни и задушить.
– Эй, длинноухий! Ты забыл, как я у ворот лагеря стрелял в алебарду?
– Люй Бу, глупец! – послышался чей-то возглас. – Умирать так умирать, тут нечего бояться!
Все посмотрели на этого человека – то был Чжан Ляо, которого тащил палач.
Люй Бу задушили. Голова его была отрублена. Потомки об этом сложили такие стихи:
Люй Бу в тот скорбный день был схвачен палачами,
Когда Сяпи залил разлившийся поток.
Не помогли Люй Бу ни меч, ни алебарда,
И Красный заяц – конь в несчастье не помог.
Самоуверен был он, словно ястреб сытый,
Сейчас же присмирел, как тигр, что в сеть попал.
Любя жену свою, отверг совет Чэнь Гуна
И парня длинноухого напрасно обругал.

Цао Цао в последствии подарил Красного Зайца Гуань Юю, когда тот находился у него на службе. Покидая Цао Цао и возвращаясь к Лю Бэю, Гуань Юй вернул Цао Цао все подарки, кроме Красного Зайца. :)

Категория: Ракуё | Добавил: Аттила (25 Окт 10)
Просмотров: 949 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
-->