Укицу - Юй Цзи - Остальные - Прототипы - Каталог статей - IkkiTousen - Школьные войны
Вторник, 08 Ноя 11, 03:36
Логин:
Пароль:
Наньо [13]
Сейто [8]
Ракуё [3]
Кёсё [13]
Остальные [4]
-->
» Прототипы » Остальные

Укицу - Юй Цзи
Во время пира Сунь Цэ вдруг заметил, что его военачальники, пошептавшись о чем-то, один за другим спускаются с башни.
– В чем там дело? – спросил он приближенных.
– Они пошли поклониться праведнику Юй Цзи – он проходит сейчас мимо башни, – ответили ему.
Сунь Цэ перегнулся через перила башни и увидел даоса в одежде из пуха аиста. Он стоял на дороге, опершись на посох, а народ, воскуривая благовония, кланялся ему, падая ниц на дорогу.
– Что там за волшебник такой? Ведите его ко мне! – в гневе закричал Сунь Цэ.
– Монах Юй Цзи посетил столицу округа У, – объясняли ему. – Он раздает наговорную воду и исцеляет людей от всех болезней – это может подтвердить каждый. В мире его зовут «Бессмертным духом». Не оскорбляйте его!
Сунь Цэ еще больше разъярился и приказал привести даоса на башню, угрожая обезглавить ослушников. Приближенные не смели возражать.
– Безумный! – кричал Сунь Цэ на даоса. – Кто дал тебе право будоражить сердца народа?
– Я бедный даос – служитель дворца в Ланъе, – отвечал Юй Цзи. – Еще во времена императора Шунь-ди я ушел в горы собирать целебные травы и там у Цюйянского источника нашел священную книгу, называющуюся «Путь к великому спокойствию и вечной молодости». В книге более ста свитков, и все они учатискусству врачевания людских недугов. Бедный даос изучил ее, и теперь его единственное занятие от имени неба распространять это учение и спасать род человеческий. Никогда я не брал у людей даже ничтожной мелочи, как же могу я подстрекать их на дурные дела?
– Так ты говоришь, что ничего не берешь? – воскликнул Сунь Цэ. – А откуда у тебя одежда и пища? Ты, наверно, приспешник Чжан Цзяо. Если тебя не убить, будет беда!
– Не убивайте его! – предостерег Чжан Чжао. – Даос Юй Цзи десятки лет живет в Цзяндуне и ни одного злодеяния не совершил.
Никакие уговоры не действовали. Даже Чэнь Чжэню не удалось ничего добиться.
– Убить такого волшебника – все равно что убить свинью или собаку! – твердил Сунь Цэ. Гнев его не стихал. Он приказал бросить даоса в темницу.
Гости разошлись. Сунь Цэ вернулся во дворец. Там уже все было известно. Мать Сунь Цэ вызвала его к себе.
– Я слышала, что ты надел оковы на праведника Юй Цзи? – молвила она. – Смотри, не причиняй ему вреда! Люди его любят – он многих излечивает от недугов!
– Матушка! – перебил ее Сунь Цэ. – Этого волшебникауничтожить необходимо, иначе он своим искусством может возмутить народ.
По его приказу, даоса привели на допрос. Смотритель темницы, почитавший Юй Цзи, держал его без оков, но к Сунь Цэ доставил его в оковах. Сунь Цэ прознал об этом и жестоко наказал смотрителя, а даоса бросил обратно в темницу. Чжан Чжао и еще несколько человек умоляли Сунь Цэ пощадить Бессмертного, но он их упрекнул;
– Неужто вы, ученые люди, не можете понять меня? Помните, цы-ши Чжан Цзинь из Цзяочжоу верил в подобные ложные учения, бил в барабаны, воскуривал благовония, надевал себе на голову красную повязку, уверяя, что этим можно помочь армии, выступающей в поход. И что же? Он погиб в бою с врагом. Нет, в таких учениях пользы никакой нет, вы просто не хотите этого сознавать. Я твердо намерен предать Юй Цзи смерти, дабы воспрепятствовать распространению ложного и вредного учения.
– Мне известно, что даос Юй Цзи может вызвать ветер и дождь, – заметил Юй Фань. – А у нас сейчас засуха. Велите ему вызвать дождь, чтобы он этим искупил свою вину
– Что ж, посмотрим, что это за волшебник, – сказал Сунь Цэ.
Он распорядился снять с Юй Цзи оковы и приказал ему подняться на помост и вызвать дождь. Юй Цзи совершил омовение, сменил одежду, обвязался веревкой и лег на солнцепеке. Толпы людей запрудили улицы.
– Я буду молиться о трех чи благотворного дождя, чтобы спасти народ, – сказал он, – но смерти я не избегну.
– Если молитвы ваши вознаградятся, наш господин отнесется к вам с почтением, – уверяли его люди.
– Нет, участь моя уже решена!
К помосту подошел Сунь Цэ.
– Помни! – сказал он даосу. – Если к полудню дождя не будет, я тебя сожгу!
По его приказанию люди начали собирать хворост.
Около полудня поднялся сильнейший ветер, небо нахмурилось. Стали собираться черные тучи.
– Вот так волшебник! – издевался Сунь Цэ. – Время подходит, а дождя все нет!
Он велел положить Юй Цзи на кучу хвороста и поджечь ее с четырех сторон. Ветер раздувал пламя, столб черного дыма поднялся к небу. И вдруг загремел гром, засверкали молнии, дождь хлынул как из ведра. В одно мгновение улицы превратились в реки, горные потоки вздулись. Поистине три чи живительного дождя!
Юй Цзи, возлежа на куче хвороста, восклицал:
– О тучи, прекратите дождь! Солнце, засияй снова!
Люди помогли ему подняться, освободили от пут и благодарили его, почтительно кланяясь. Стоявший в воде Сунь Цэ в ярости заревел:
– Сияние солнца и дождь – законы неба! Волшебник этим воспользовался! Чему вы удивляетесь?
Угрожая мечом, Сунь Цэ велел без промедления обезглавить даоса. Приближенные вновь было попытались отговаривать его, но Сунь Цэ раздраженно спросил:
– Вы что, захотели стать сообщниками этого мятежника?
Больше никто не осмеливался поднять голос. Сунь Цэ кликнул палача. Стража схватила Юй Цзи – один взмах меча, и отрубленная голова скатилась на землю. Клубы густого дыма вырвались из нее и унеслись к северо-востоку. Сунь Цэ велел убрать тело даоса и в указе объявить, в чем его преступления.
Всю ночь бушевал ветер, лил дождь, а наутро ни головы, ни тела Юй Цзи не нашли. Стража, охранявшая его, доложила об этом Сунь Цэ. В припадке гнева он хотел расправиться со стражей, но вдруг заметил человека, медленно входившего в зал. Это был Юй Цзи.
Сунь Цэ попытался вытащить меч и зарубить его, но ему стало дурно, и он упал на пол. Приближенные унесли его в опочивальню. Через некоторое время сознание вернулось к нему. Госпожа У пришла навестить сына.
– Сын мой, – сказала она, – ты поступил несправедливо! Убийством праведника ты накликал на себя беду!
– Матушка, – отвечал он, – я с малых лет следовал за отцом во всех походах и рубил врагов, как коноплю! Была от этого какая-нибудь беда? Нет! Что же может случиться теперь, когда я убил волшебника?
– Это все происходит от твоего неверия! – сокрушалась мать. – Надо совершить какое-либо доброе дело, чтобы отвести беду.
– Зачем мне молиться об отвращении зла? Судьбой моей распоряжается небо, но никак не этот колдун!
Ночью, когда Сунь Цэ лежал во внутреннем покое, пронесся порыв холодного ветра. Светильники погасли, затем вспыхнули снова. При их слабом свете Сунь Цэ увидел Юй Цзи, стоявшего возле ложа.
– Я поклялся убивать колдунов, дабы очистить Поднебесную от зла! – вскричал Сунь Цэ. – Если ты темный демон, как смеешь ты приближаться ко мне?
Сунь Цэ метнул в призрак свой меч. Тот исчез.
Беспокойство госпожи У усилилось, когда она узнала о происшедшем; сын, хоть и был тяжело болен, все же старался успокоить материнское сердце. Но она отвечала ему:
– По словам мудреца: «Когда духи и демоны проявляют свои добродетели – добродетели эти наивысшие», а «молиться высшим и низшим духам – значит служить им». Словам мудреца не верить нельзя! – твердила госпожа У. – Ты убил Юй Цзи несправедливо. Разве за это тебе не грозит расплата? Я уже распорядилась устроить жертвоприношение в кумирне Прозрачной яшмы. Пойди помолись, может быть воцарится спокойствие!
Сунь Цэ ослушаться не посмел и, собравшись с силами, в паланкине отправился в кумирню. Даосы встретили его и проводили внутрь. По их просьбе Сунь Цэ воскурил благовония, но возносить моления не стал. К его удивлению, дым, подымавшийся из курильницы, превратился в цветистый зонт, а на верхушке его сидел Юй Цзи. Сунь Цэ выругался и бегом бросился из кумирни, но опять увидел волшебника: он стоял у ворот и гневными глазами глядел на него.
– Видите вы этого демона? – обратился он к приближенным.
– Нет! – отвечали ему хором.
Сунь Цэ выхватил висевший у пояса меч и бросил его в Юй Цзи. Тот упал. Тогда все на него посмотрели – это оказался воин, накануне отрубивший голову даоса. Удар пришелся ему по голове, и он вскоре умер.
Сунь Цэ велел его похоронить и направился к выходу. Здесь перед его взором опять предстал Юй Цзи.
– Эта кумирня – прибежище волшебников! Разрушить ее!
Воины принялись снимать черепицу, и Сунь Цэ снова увидел Юй Цзи – он стоял на крыше и тоже сбрасывал черепицу.
Сунь Цэ велел разогнать даосов и сжечь кумирню, но в языках пламени ему снова почудился Юй Цзи. В страшном гневе Сунь Цэ вернулся во дворец – Юй Цзи стоял у ворот.
Сунь Цэ, не заходя во дворец, с тремя отрядами воинов выехал из города и разбил лагерь. Там он собрал своих военачальников и держал с ними совет, как оказать помощь Юань Шао в войне против Цао Цао.
– Не начинайте сейчас, подождите, пока выздоровеете, – советовали военачальники. Ваше драгоценное здоровье требует покоя. Войско не поздно будет двинуть и потом!
Сунь Цэ ночевал в лагере. Ночью ему все время чудился Юй Цзи с распущенными волосами. Сунь Цэ кричал и метался в шатре.
Наутро мать вызвала его к себе.
– Сын мой, как ты похудел! – со слезами воскликнула она, заметив изнуренный вид сына.
Сунь Цэ взглянул в зеркало, но вместо себя увидел Юй Цзи. Испустив пронзительный вопль, Сунь Цэ разбил зеркало. Сознание его помутилось, раны раскрылись, и он упал. Госпожа У велела отнести его в спальню.
– Не жить мне больше! – с горестным вздохом произнес Сунь Цэ, когда спустя некоторое время сознание вернулось к нему.

Огласив свою предсмертную волю Сунь Цэ скончался.

Категория: Остальные | Добавил: Аттила (25 Окт 10)
Просмотров: 159 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
-->